14-vh-b

Бизнес-секреты: Максим Каширин

Приветствую, друг. Немного позже (но лучше позно, чем никогда) я публикую новый материал из рубрики «Бизнес-секреты». Как вы уже успели догадаться, сегодня в гостях у Олега Тинькова и Олега Анисимова присутствует винный предприниматель Максим Каширин. Генеральный директор и совладелец компании «Simple», учредитель и издатель журнала Simple Wine News — это то, чем сейчас занимается Максим. По интервью вы поймете, что главный гость передачи очень интересный и образованный человек. Он толковал умные вещи, и если бы Тиньков, который постоянно его перебивал на самых интересных местах, закрыл свой рот — было бы прекрасно.

Также предлагаю прочитать принципы Максима Каширина, которые он написал для журнала Коммерсант:

Напился я в своей жизни всего один раз, и то для дела. На заре 1990-х мы поехали с товарищем в Узбекистан, чтобы купить там автомобили. Конечно, гостей из Москвы поили водкой пиалами. Итог не помню. С тех пор не могу пить крепкий алкоголь. Да и машины мы так и не купили.

Мы много читаем, грызем науку. Вообще ребята образованные и в чем-то романтичные, так что разговоров «а давайте купим самое дешевое вино и всех тут задвинем» не возникало никогда. Мы сразу стали смотреть, куда идет рынок в развитых странах, и начали двигаться к этой точке.

В мировом винном бизнесе все строится на личных отношениях. Настоящие виноделы как заводчики собак. Они хоть и бизнесмены, но абы кому собаку, или в нашем случае вино, не продадут. А тут приезжают какие-то ребята из России со справочниками наперевес — поначалу было очень тяжело.

Знание языков всегда здорово помогало. Мой партнер Толя Корнеев знает итальянский, английский, французский, латынь, я, к сожалению, только английский. Когда мы недавно занялись саке, сразу наняли человека, который знает японский. Я не понимаю, как можно торговать саке, не зная японского.

С партнером мы вместе 14 лет. Все потому, что взгляды и подходы к бизнесу у нас одинаковые. Различаются лишь сектора ответственности. Он чистый гуманитарий, я технарь. Я отвечаю за стратегию, финансы, администрирование, он — за продукт.

У нас компания Simple, а не Difficult. С нами должно быть просто.

Если человек работает у нас, но не любит вино, не «заболевает» им, то рано или поздно перестанет понимать наш бизнес.

Продавцам водки не нужно каждый раз объяснять своим клиентам, что они покупают. Вино же не продвигается через рекламу и через полку в супермаркете. Чтобы человек купил бутылку, нужно объяснить, что это за продукт и зачем он. Для этого мы выпускаем журнал о вине, проводим дегустации и курсы.

Вино — живой продукт, оно изменяется каждый день. Как ребенок растет. Если вы купите шесть бутылок серьезного вина и будете открывать их с интервалом раз в год, то каждый раз оно будет новым. Как-то я пил вино 1899 года — оно было удивительным. Вино — это маленькая машина времени, уникальная возможность почувствовать ароматы прошлого.

Наш бизнес очень вдолгую — реальный результат будет, когда нам с партнером стукнет по 60, а рынок вырастет до невероятных размеров.

Будучи вожаком на работе, в выходные я хочу, чтобы меня кто-то взял за руку и куда-то отвел — на выставку, в кино. Но я человек холостой, так что и дома все приходится придумывать самому.

Это хорошо, что кризис пришел. Он всех разом отрезвил. За годы благополучия мы ужасно разжирели: компании стали плохо работать, появились лишние люди. А бизнес должен быть поджарым и энергичным.

Главный принцип

Когда-то я был аспирантом, у меня родился ребенок, а стипендии хватало ровно на три дня. Я тогда кем только ни работал, чтобы содержать семью. Но сейчас, когда появился достаток, почему я должен заниматься чем-то, что мне не нравится?